Все этапы

Этапы:

Назад

Творчество и партийная карьера

В 1944 году Шараф Рашидов к своим двадцати семи годам уже имел большой опыт на руководящих должностях: за его плечами было директорство в школе,редакторство в областной газете и командование солдатами в годы войны. О молодом коммунисте Рашидове узнал первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Усман Юсупов и нашел применение его неуемной энергии. По окончании трудового десанта на строительство Фархадской ГЭС Шараф Рашидов получил орден «Знак почета» и был назначен на должность секретаря в Самаркандском обкоме КПСС (Областной комитет КПСС — высший орган областной  партийной организации КПСС, избирался областными конференциями КПСС. Существовал во всех областях. Областные комитеты КПСС подчинялись центральным комитетам коммунистических партий союзных республик. На этом посту Шараф Рашидов занимался кадрами и показал себя нестандартным руководителем. Он предпочитал вести дела не по телефону и часто выезжал в командировки — по журналистской привычке его всегда тянуло в эпицентр событий, он посещал все важнейшие стройки Узбекистана и много общался с подчиненными любого ранга: от профессоров до декханов. Шараф Рашидович любил людей и тянулся к ним и они отвечали ему взаимностью. Шараф Рашидов выделялся среди партийных работников и располагал к себе простых людей. Отличительной чертой Шарафа Рашидова как партийного деятеля была его тяга к литературе. Он гармонично сочетал и творчество, и политику, и несмотря на организационные заботы всегда уделял время чтению и сам продолжал писать. В 1945 году он выпустил дебютную книгу стихов «Мой гнев», посвященную победе советского народа над фашистской Германией. Стихи Рашидова укладывались в рамки официальной советской поэзии, но сохранили его искренность. В их основе — стихотворения, написанные еще на фронте. Выход этого сборника не остался незамеченным — Рашидова приняли в Союз писателей Узбекистана.  В 40-е годы он выступал не только как писатель, но и как публицист: писал статьи на актуальные темы как республиканского, так всесоюзного и международного направлений. На этом писательском и журналистом поприще Шараф Рашидов быстро стал широко известен во влиятельных кругах московской интеллигенции и был дружен со многими русскими писателями. Среди них и Александр Фадеев, который в те годы занимал посты генерального секретаря Союза писателей СССР и вице-президента Всесоюзного Совета мира. Позже Шараф Рашидов признается, что считал Фадеева одним из своих учителей в вопросах литературы. «Разгром” Александра Фадеева, переведенный на узбекский язык, как и замечательные творения Максима Горького, очень рано стали самыми любимыми моими произведениями. Мужественный и несгибаемый характер Левинсона, его безграничная преданность делу революции, оптимизм, строгий, аналитический ум, высокая требовательность к себе — все это не могло не вызывать восхищения, желания быть похожим на человека, духовный облик которого сформировался в ходе ожесточенной борьбы за светлые идеалы коммунизма», — признался Шараф Рашидов. Именно общие идеологические взгляды сблизили Шарафа Рашидова и Александра Фадеева — они отстаивали интересы национальный культуры, выступая против движения коспомолитизма в литературной среде (Космополитизм — идеология мирового гражданства, ставящая интересы всего человечества в целом выше интересов отдельной нации или государства и рассматривающая человека как свободного индивида в рамках Земли). А однажды Фадеев дал Рашидову весьма пророческий совет: «Знаю, что тебя ждет большая партийная, государственная деятельность, и как родной брат советую — никогда не оставляй творчество». На позиции секретаря в Самаркандском обкоме КПСС (Областной комитет КПСС — высший орган областной, республиканской или областной организации КПСС между областными конференциями КПСС. Избирался областными конференциями КПСС. Существовал во всех областях. Областные комитеты КПСС подчинялись центральным комитетам коммунистических партий союзных республик) Шараф Рашидов проработал три года.

«В начале 1946 года Усман Юсупов вызвал Шарафа-ака в Ташкент. Почему-то Усман Юсупов принял его вместе с Фатхиддином  Шамсиддиновым и Наджимовым. Они, оказывается, также были приглашены на беседу. Усман Юсупов, тепло поздоровавшись с Шараф-ака, как будто они были старыми знакомыми, спросил его:

— Сынок, как ты смотришь на комсомольскую работу? 

Шараф-ака понял, что нелегко выйти из этого положения, возникшего в результате внезапного вопроса, и открыто высказал то, что было у него на сердце. Сказал, что у него большое желание заниматься творческой работой и попросил, если можно, оставить его на работе в газете. 

— Что, разве в обкоме тяжело? — спросил первый секретарь ЦК партии.

— Газета мне ближе к сердцу, — ответил Шараф-ака. 

Видя, что мнения не совпадают, Усман Юсупов позвонил первому секретарю Самаркандского обкома партии Носиру Махмудову: „Носир Махмудович, как вы смотрите на рекомендацию товарища Рашидова первым секретарем республиканского комитета комсомола?” — спросил он. После продолжительного разговора по телефону Усман Юсупов, завершая беседу, сказал: „До свидания, я вас понял, Носир Махмудович”, и не скрывая, что встретил сильный отпор по обсуждаемому вопросу, продолжил: „Носир Махмудович очень упрямый человек. Говорит, если в комсомол, то не отдам. Ладно, сынок, поработай в Самарканде. Мы найдем тебе достойную работу в Ташкенте”. Прошел год, и Шараф-ака стал редактором газеты „Кизил Узбекистон” («Красный Узбекистан»). Так наша семья переехала в Ташкент», — рассказала жена Шарафа Рашидова Хурсандой. Параллельно работе редактором газеты „Кизил Узбекистон” («Красный Узбекистан») Шараф Рашидов учился в Высшей партийной школе при ЦК ВКП (б) на заочном отделении — это сулило ему перспективы в партийной службе. Редактором газеты Шараф Рашидов стал в тридцать лет — для того времени, когда для высоких партийных и государственных должностей кандидатов готовили десятилетиями, это было редкостью. Шараф Рашидов воспринял свое назначение как высокую ответственность и старался качественно выстроить работу газеты — она информировала читателей обо всем самом актуальном в мире, Союзе и Узбекистане своевременно и интересно. Сам Шараф Рашидов избрал для себя как жанр высокую публицистику. Многие его статьи были посвящены простым труженикам. Сохранились свидетельства о том, как Шараф Рашидов работал с потенциальными героями своих статей и будущих книг. 

«Мои родители и родственники часто рассказывали, как по кишлакам области ездил вернувшийся с войны Шараф Рашидов. Он знал всех по именам, со всеми был приветлив — писал об учителях, сборщиках хлопка, в том числе и о моей маме. У моих родителей тогда сложилось хорошее отношение к Шарафу-аке, и они никогда не меняли своего мнения»,

— из воспоминаний Дилоры Мардиевой, вошедшие в книгу «Судьбы и время. Прошлое Узбекистана в устных рассказах женщин — свидетелей и современниц событий»

Редакторская должность в газете, полученная в 1947 году, стала большим подспорьем для Шарафа Рашидова в его литературной деятельности: именно в тот период он начал работу над своим первым крупным прозаическим произведением — романом «Победители» о борьбе узбекского народа за освоение целинных земель. По тем временам это была достаточно актуальная книга — она рассказывала о молодых новаторах, которые выступали за решительные меры по изменению оросительной системы в республике. Новая система орошения предполагала, что вместо больших участков земли в 1,5–10 гектара с мелкими оросительными каналами будут орошаться крупные участки земли в 10–20 гектара и более. Это позволило бы применить современную ирригационную технику, эффективнее использовать машины и механизмы, сократить непроизводительные расходы воды, повысить производительность труда. В итоге все это должно было содействовать восстановлению посевных площадей, сократившихся в период войны. Но консерваторы считали эти меры утопией и предпочитали не рисковать, оставив все как есть.

Шараф Рашидов прекрасно знал ситуацию в сельском хозяйстве республики, поэтому и посвятил свою первую повесть именно этой теме. В «Победителях» главные герои — комсомольская активистка Айкиз и ее возлюбленный фронтовик-коммунист Алимджан — выступали именно как новаторы: хотели перекрыть реку Алтынсай плотиной, построить водохранилище и с его помощью «напоить» Голодную степь. Против этих планов выступал перестраховщик Кадыров — председатель того же колхоза. «Победителей» тепло встретил народ, потому что в главных героях они видели себя: Айкиз была символом узбекской девушки нового поколения — смелой и решительной, а Алимджан был похож на сотни узбекских мужчин — проверенный в боях и настойчивый в решениях. Конфликт «старого и нового» был главным стержнем советской литературы тех времен, но в узбекской литературе именно Шараф Рашидов оказался в числе первооткрывателей этой темы. До «Победителей» был выпущен сборник публицистики «Приговор истории» — за эту книгу и активную деятельность в Союзе писателей Узбекистана Шараф Рашидов получил свой первый орден Ленина. 
Карьера Шарафа Рашидова была стремительной — не обратить внимания на перспективного редактора было сложно. В 1949 году на Х съезде КП Узбекистана идеологические противники Шарафа Рашидова по вопросу космополитизма подняли вопрос о его смещении с поста редактора. С разгромной речью против него выступили сразу двое ораторов, которые обвинили его в идеологических ошибках. Шарафа Рашидова, как ранее его друга Александра Фадеева, упрекали в принадлежности к группе «националистов» — тех, кто отстаивали самобытность культур. Вопрос, поднятый на съезде, был тесно связан с политикой Сталина по отношению к перегибам интеллектуальной прослойки общества. В то время от людей искусства Узбекистана ожидали развития узбекской литературы и искусства в тесном контакте с русским искусством, но без акцента на западные идеи. Разрешить вопрос в сторону Шарафа Рашидова мог первый секретарь ЦК КП Узбекистана Усман Юсупов, но и он тогда переживал не самое гладкое время своей карьеры. В те времена от Узбекистана ждали огромных поставок хлопка, но в 1947 году страна провалила план. Хоть это и было последствием погодных условий, ответственность за сбой поставок легла на плечи Усмана Юсупова. И. В. Сталин ему сказал:

«Тебя обсудили, наказали, но ты талантливый человек, самородок, большой друг своего народа. Мы в тебя верим».

И в 1948 году ценой невероятного напряжения сил Узбекистану удалось сдать государству 1 519 000 тонн хлопка-сырца, что на 19 000 тонн превысило прошлогодний показатель. При этом по сравнению с довоенным временем выпуск промышленной продукции в республике вырос более чем на 40 %, а производительность труда — на 62 %. Позже эти годы назовут «золотым веком» для страны. Однако ситуация в Узбекистане все больше волновала Москву — там считали, что республиканское руководство не справляется со своими обязанностями. Несмотря на сложное личное положение, Усман Юсупов на вопрос Шарафа Рашидова «Стоит ли мне самому уйти в отставку с позиции редактора?» во время перерыва на съезде, ответил отрицательно, дал редактору слово и поддержал во время выступления. Уйти в отставку с редакторского поста Шарафу Рашидову все равно пришлось. В июле на 1949 года III Пленум Союза писателей Узбекистана избрал его председателем правления. Когда в том же году Шараф Рашидов приехал в столицу, чтобы участвовать в Первой Всесоюзной конференции сторонников мира, Александр Фадеев провозгласил тост за него как за главу делегации Узбекистана:

«Горжусь своим братом Рашидовым, партийным работником, талантливым художником слова».